ГАЗ М-1, ГАЗ-67

У «ЭМКИ» Жукова был тот же номер

гЭ. Лубганс, корр. газеты «Воин России»
фото И.Умнова

Несмотря на преклонный возраст, «эмка» выглядела по-прежнему красавицей. Ее большие «глаза» словно искрились под лучами зимнего полуденного солнца. А общий внешний вид автомобиля выгодно выделял его из массы современных собратьев. Интересно, сколько «зеленых» не пожалеют «крутые» автофаны за это чудо, изготовленное на Горьковском автозаводе 61 год назад и ставшее, по сути, реликвией?

…Начальник ГСТО (гарнизонной станции техобслуживания) майор Г.Ступко уже ждал нас у себя в кабинете. Пока наш фотокорреспондент Игорь Умнов искал подходящие ракурсы, чтобы запечатлеть величавую «эмку» во всей красе, я попытался узнать о машине все возможное и невозможное у Геннадия Никитича.

Как оказалось, автомобиль «М-1» — действительно из первой серии «эмок» 1937 года выпуска. Он был передан автомобильной службе бывшего СибВО участником Великой Отечественной войны Виктором Карповичем Полетаевым для дальнейшей его отправки в музей автомобильной техники одного из старейших военных автомобильных училищ России в г. Рязани. Со слов Виктора Карповича майор Ступко и узнал, что на этом автомобиле, по его данным, мог ездить маршал Жуков.

Мы вышли во двор. «Эмку» по приказу начальника ГСТО специально для контрольного фотоснимка выкатили из общего ряда автомобилей на несколько метров вперед. Казалось, что это старый солдат вышел из общего стоя с докладом к командиру. Но не дряхлый и израненный боец, а бодрящийся ветеран. Судите сами: за 61 год нелегкой автомобильной жизни старушка -«эмка» перенесла всего лишь одну операцию — по «пересадке сердца», точнее будет сказать — замене двигателя. Все остальные узлы и агрегаты в ней сохранили свой первозданный вид. Жаль только, что сам автомобиль не мог рассказать о себе большего, чем говорилось в его техпаспорте. А слов майора Ступко для выяснения интересующих меня фактов было явно недостаточно. Поэтому за разъяснениями я отправился к его прежнему владельцу Виктору Карповичу Полетаеву.
Честно говоря, я рассчитывал увидеть перед собой убеленного сединами, изрядно потрепанного жизнью старика. Но дверь квартиры открыл высокий, плотного телосложениея пожилой мужчина, явно не тянувший на свои 76 лет. Чем-то они были похожи между собой: автомобиль и его недавний хозяин. Оба, несмотря на годы, сохранили какую-то любовь к жизни, не поддающуюся тлению старости.

— Этот автомобиль я приобрел в 1954 году за 4500 рублей. Тогда это были довольно большие деньги. Причем, не каждый желающий, даже имея необходимую сумму, мог позволить себе такую покупку. Мне просто повезло… В 50-е годы армия постепенно переоснащалась новыми видами вооружения и техники, снимали с вооружения устаревшие ее образцы. В их число попали и легковые автомобили ГАЗ «М-1» и ГАЗ-67. Командование Сибирского Военного Округа разрешило их реализацию за наличный расчет среди ветеранов Великой Отечественной войны. Об этом я узнал от моего знакомого — военного представителя на нашем заводе «Сибсельмаш». Он мне, как инвалиду войны, и помог через автослужбу округа приобрести «эмку». Только ехать за автомобилем пришлось в Тюмень.

Здесь следует сделать краткое отступление. Виктор Карпович осенью 1941-го года добровольцем ушел на фронт, но долго повоевать ему не довелось. В одном из первых же боев на Можайском шоссе под Москвой он был тяжело ранен и отправлен в госпиталь, но уже в родном Сталинграде. А когда наконец выздоровел — о фронте не могло быть и речи: Полетаев был признан инвалидом II группы.

…Пробретенной «эмкой» Виктор Карпович оказался явно доволен — она находилась в хорошем состоянии. Согласитесь, 17 лет для автомобиля — довольно солидный возраст. Тем не менее машина выглядела почти как новая. Вместе со знакомым водителем Полетаев перегнал «эмку» в Новосибирск. Дело оставалось за малым: научиться ездить самому. И что интересно, «рулить» его научила жена. Нина Филипповна окончила курсы водителей и управляла автомашиной не хуже профи.

Летели годы. Со временем и Виктор Карпович стал уверенно разбираться в своей «эмке», с удовольствием интересовался всем, что касалось автомобилей.

Однажды, это было в начале 60-х, он находился в командировке в Москве и случайно попал на выставку старых отечественных автомобилей. Там были машины 1912 года выпуска, ГАЗ-А, ГАЗ-2А — начала 30-х годов, в том числе и «М-1» первых годов выпуска. Естественно, внимание Полетаева привлекла именно последняя экспозиция. Здесь в окружении группы автолюбителей Виктор Карпович увидел пожилого человека. В ходе разговора выяснилось, что он был водителем одной из таких «эмок» и лично возил маршала Жукова, когда тот командовал Киевским особым военным округом. Потом его машина обслуживала Генеральный штаб. А в 1945 году он возил советскую делегацию на Потсдамской конференции. По словам ветерана, представительские «эмки» помимо обычных номеров на двигателе, имели специальные номера на торце левого переднего стекла дверцы. Конкретно его машина имела номер 11040 и спецномер 45830.

Водители, чьи автмобили «М-1» были представлены на выставке, тотчас кинулись опускать стекла и рассматривать, есть ли у них заветные цифры. Виктор Карпович тоже записал номер, названный фронтовиком, себе в блокнот. Однако, по возвращении в Новосибирск как-то забыл проверить, и лишь спустя пять лет, когда ремонтировал левую дверцу, увидел на торце стекла какие-то цифры. Вспомнив о разговоре на выставке, бросился за записной книжкой. Руки прямо-таки дрожью зашлись, пока сверял номер. Так и есть, все сходится: 45830. «Не может быть!»- непроизвольно вырвалось у него. Полетаев в тот момент, наверное, был похож на человека, вытащившего счастливый лотерейный билет и не верящего в свалившуюся на него удачу.

Уже успокоившись, Виктор Карпович вспомнил, что не записал ни фамилии, ни имени этого человека. Как теперь удостовериться, действительно ли автомобиль был в распоряжении великого полковлдца?

На следующий же день он написал письмо на Горьковский автозавод с просьбой разъяснить, выпускал ли завод автомобили этой серии со спецномерами для лиц высшего командного состава. К сожалению, точного ответа на предприятии дать не смогли и порекомендовали обратиться с этим вопросом в Генеральный штаб. Однако и там на его письмо прислали весьма неопределенный ответ, мол, на данный счет у нас нет никаких сведений, поэтому ни подтвердить, ни опровергнуть вашу версию мы не можем. В СибВО Полетаеву тоже не смогли ничем помочь.

В конце концов безрезультатность бумажной волокиты с письмами одолела Виктора Карповича, и он отступился. Но от этого автомобиль не стал менее ценным. Ведь его «эмка» была из серии первого выпуска и по-прежнему имела раритетную ценность. Полетаев это прекрасно понимал и в конце 80-х поставил автомобиль на консервацию до лучших времен. А вдруг о нем когда-нибудь да вспомнят? И ведь вспомнили!

Спустя почти десять лет в квартире Полетаевых раздался телефонный звонок. Звонили с завода «Сибсельмаш», на котором он проработал длительное время, и передали, что им интересовались из штаба Сибирского Военного Округа, как раз по поводу машины. Виктор Карпович обратился в автослужбу СибВО и узнал, что ее представители по решению Главного автомобильного управления МО РФ разыскивают автомобили старых марок для музея Рязанского военного автомобильного училища. В обмен на его «эмку» Виктору Карповичу предлагался более современный автомобиль УАЗ-469.

— Значит, пришло время моей «эмки»! — говорил с гордостью Полетаев, — и она займет достойное место на музейном пьедестале автомобильной истории.

И, с февраля 1998 года, в гараже  Виктора Карповича место «эмки» занял «уазик».

Такова, вкратце, история с раритетным автомобилем, получившим сибирскую прописку. История, точку в которой ставить, безусловно, рано. Может быть, представителям музея удастся установить связь «эмки» Полетаева с судьбой маршала Победы? Как знать. Во всяком случае, эта новость станет очень приятной для Виктора Карповича, да, наверное, не только для него.